С больной головы на здоровую

Категория: Взаимодействие со СМИ
Создано 31.08.2020 23:16
Автор: Белоножкин В.И.
Просмотров: 296

В очередной публикации от 24 августа «Блокнот Воронеж» (как обычно бездоказательно) обвинил наш сайт в ведении информационной войны, лжи, манипуляции фактами, нарушении законодательства, словоблудии и самолюбовании, то есть, ровно в том, что мы неоднократно отмечали в материалах самого издания. Прием этот стар как мир наряду с остальными характерными проявлениями «творческого метода» этого СМИ.

Следует напомнить, что информационную войну против воронежского омбудсмена ведет уже не первый год именно «Блокнот», а мы с определенного момента просто стали отвечать на его инсинуации, причем, в отличие от оппонента, строго по существу. И будем делать это в целях восстановления права граждан на объективную информацию по мере дальнейшего появления фейков (о чем также неоднократно заявляли).

Упомянутая публикация «Блокнота», как обычно, изобилует самоповторами (краткое содержание предыдущих серий), по которым мы давали ранее необходимые пояснения (список - в конце статьи) и не собираемся в этом уподобляться оппоненту, а также отступлениями в виде информационного шума и мелких покусываний. Как мы поняли, новизна для этого вроде бы СМИ – не критерий. Впрочем, как и объективность.

Единственный новый тезис в рассматриваемой публикации – о нарушении нами статей 3 и 5 Федерального закона от 01.06.2005 N 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" (далее – Закон). Рассмотрим его подробнее.

В преамбуле говорится, что «Закон направлен на обеспечение использования государственного языка Российской Федерации на всей территории Российской Федерации, обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации, защиту и развитие языковой культуры».

Статья 3 (а не №3) Закона закрепила сферы использования государственного языка Российской Федерации. К ним относятся преимущественно юридически значимые документы, официальная переписка, названия населенных пунктов, органов и организаций, подготовка и проведении выборов и референдумов, но фигурирует также продукция СМИ, реклама и публичное исполнение произведений искусства.

Статья 5 (а не №5) Закона направлена на создание государством системы мер, гарантирующих права граждан на пользование государственным языком Российской Федерации и включает, в том числе, пункт 2) части 1 «получение информации на русском языке в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органах, органах местного самоуправления, организациях всех форм собственности».

А мы по логике «Блокнота», видимо, публикуем на сайте материалы на каком-то другом языке...

Претензиям «Блокнота» скорее соответствует часть 6 Статьи 1 Закона: «При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использования слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке».

В официальном комментарии к Закону по этому поводу сказано следующее: «Если переложить данную норму на лингвистический язык, то из ее смысла следует, что Закон запрещает употреблять неологизмы, вульгаризмы и просторечия, архаизмы, жаргон, а также тропы и стилистические фигуры, то есть языковые явления, относимые лингвистами к изобразительно-выразительным средствам языка. Указанные языковые средства широко используются в стилях художественной литературы, в публицистике, в разговорной речи, усиливая действенность высказывания благодаря тому, что к чисто логическому его содержанию добавляются различные экспрессивно-эмоциональные оттенки. Но законодательному стилю, официальному стилю делопроизводства и др. они не присущи, так как все специфические языковые характеристики при использовании русского языка как государственного не употребляются».

В этой связи необходимо подчеркнуть, что наши публикации по инсинуациям «Блокнота» в целом не являются юридическими или другими официальными документами. Скорее их можно отнести к публицистике, стилистика которой допускает использование изобразительно-выразительных средств языка.

Термин «пасквириал» безусловно неологизм, но не иностранное заимствование. Право на его вынос в публичное информационное пространство обусловлено как минимум двумя соображениями:

– в русском языке отсутствует приличное адекватное слово для характеристики рассматриваемых творений "Блокнота";

– русский язык должен развиваться (об этом даже в упомянутом Законе написано) и монополии на его развитие нет ни у кого.

Слово «фейк» уже прочно вошло в современный русский язык и используется практически во всех сферах (кроме нормативных правовых актов) и на всех уровнях. А возмущение против использования исходной транскрипции этого слова в иллюстрации к нашей публикации – вообще смешно. Даже в «суровые советские времена» это было допустимо, например, в карикатурах газеты «Правда».

krk1

 

В известной поговорке говорится о контрпродуктивности предъявления претензий зеркалу при искривлении геометрии собственного лица. Следует признать, что владение русским языком, креативность и правовая грамотность не являются сильными сторонами «Блокнота».

За примерами «блестящего» владения журналистами «Блокнота» русским языком далеко ходить не нужно. Вот один пример из рассматриваемой статьи: «Пятая публикация Уполномоченного по правам человека в Воронежской области, посвящённая «Блокноту», аппарат Татьяны Зражевской прикончил своего шефа». Имеются в ней еще и другие лингвистические «ляпсусы», а также несуществующие в русском языке слова «рукаппарата», «норм», образчик уголовного жаргона «мочить» и различные иностранные слова, имеющие русскоязычные аналоги.

К проблемам креативности издания, кроме увлечения самоцитированием, переписывания чужих заголовков и тезисов, можно отнести также использование чужих изображений без разрешения или упоминания правообладателя. Это, конечно, проще, чем делать что-то свое, но, кстати, небезопасно, о чем свидетельствует прилагаемое судебное решение.

sud1

По вопросу правовой грамотности к ранее сказанному можно добавить только следующее: если люди не понимают (причем после неоднократных разъяснений), что в судебном решении ключевой является резолютивная часть, а не отдельные фрагменты из описательной и мотивировочной частей, то мы настоятельно не рекомендуем им как участвовать в судопроизводстве, так и писать о нем. А прозвучавшая угроза иска за клевету от гражданина Шлыкова только подтверждает этот тезис. Впрочем, про грабли мы уже тоже писали.

Кстати о клевете. В предыдущем ответе мы показали наличие заведомого характера измышлений «Блокнота», а в рассматриваемой сегодня очередной серии издание подтвердило данное утверждение. Кроме заведомости в них присутствуют и другие квалифицирующие признаки объективной стороны клеветы - факты распространения и характер распространяемых сведений как порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждение о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота. Однако, спор о юридических аспектах и нюансах действий «Блокнота» мы будем вести не на страницах сайта. Пока же в публикациях «Блокнота» «факты, компрометирующие Т. Д. Зражевскую» не обнаружены, но присутствуют упорные попытки выдать за факты различные измышления. А насчет обещания новых комментариев и «компрометирующих материалов»: будем ждать продолжения пасквириала и даже предполагаем, кто будет следующим «героем». Чем больше будет эпизодов, тем прочнее будет доказательная база.

 

Теперь о новой публикации «Блокнота» от 28 августа. В этом материале «ни о чем», как в капле воды отразился «творческий метод» «Блокнота»:

- заголовок просто дезинформирует – не воронежский омбудсмен ищет добрых людей, а федеральный (о чем черным по белому написано в приведенном письме);

- не ясно, что «веселого» якобы нашли органы местного самоуправления в этом «добытом» «Блокнотом» официальном письме, если учесть, что такие письма они получают ежегодно с момента учреждения упомянутой медали (как и общественные организации региона) и также регулярно предоставляют запрашиваемую информацию;

- «Блокнот» бездумно употребляет любой, даже самый бредовый или просто никакой «слив», если он хоть как-то отвечает неким интересам (редакции, спонсоров, заказчиков…);

- опять же просматривается упорное нежелание «Блокнота» получать информацию из первоисточника – по данной теме у нас на сайте достаточно много публикаций и, в том числе, о награждении медалью Натальи Быценко, которое случилось благодаря аналогичному «смешному» письму и последовавшему за ним ходатайству воронежского омбудсмена;

- набившие оскомину сетования «Блокнота» о якобы нежелании омбудсмена информировать общественность о своей деятельности, несмотря на то, что на нашем сайте регулярно размещается как текущая информация о ней, так и соответствующие доклады;

- ну и, разумеется, любимые самоповторы.

На самом деле (как мы уже отмечали) «Блокнот» никогда не интересовался деятельностью воронежского омбудсмена и продолжает этого не делать, а просто хочет дискредитировать его любыми путями. Не будем гадать, заказ это или что-то личное, но отвечать по существу продолжим.

Нравится