г. Воронеж, ул. Пушкинская, 12

(473) 276-63-64

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В 2018 году отмечается 70-летие принятия ООН Всеобщей декларации прав человека

 

На стороне человека

RG1

Воронежский омбудсмен рассказала, какие права нарушаются чаще всего

 Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)

12.02.2014

http://rg.ru/2014/02/12/reg-cfo/prava.html

Уполномоченный по правам человека в Воронежской области Татьяна Зражевская на "деловом завтраке" в редакции "РГ" рассказала о резонансных делах 2013 года и о том, какие нестыковки в законодательстве предстоит исправить.

Татьяна Зражевская: Наша служба существует в регионе три года. В других субъектах Федерации омбудсмены работают уже 15 лет, в Европе - более 200 лет. Понятно, как мы припоздали?.. Каждый госорган сосредоточен на основных функциях, и выходит, что для него граждане со своими жалобами как бы второстепенны. Уполномоченные по правам человека (российский вариант омбудсмена) взяли на себя координацию, посредничество для разрешения спорных вопросов между гражданином и органами государственной власти и местного самоуправления. В литературе есть хороший образ омбудсмена - это "гуси, которые разбудили Рим". Почему? Привлекается внимание к ситуации, которая нарушает права и не удовлетворяет человека, создавая тем самым опасность для общества и государства. Уполномоченный никого к ответственности не привлечет, однако сможет выявить правовую проблему, грамотно объяснить ее сторонам конфликта и предложить пути решения. Если загвоздка в федеральном законодательстве, он вправе предложить выступить с законодательной инициативой депутатам Госдумы, членам Совета Федерации, депутатам областной думы. Если региональный орган власти издал незаконный акт - пишем туда. Получили отказ - сообщаем в прокуратуру, в том числе и о коррупциогенных факторах. Например, были абсурдные критерии оценки инвалидности, и с помощью мер прокурорского реагирования мы добились их изменения. Было много обращений по земельным вопросам - собираем "круглый стол" с государственными структурами, которые в этом задействованы; выясняется, что они пользуются разными понятиями, говорят буквально на разных языках. В законодательстве также экономические категории с юридическими порой не стыкуются!

Омбудсмен - фигура, стоящая вне политики, и в этом ее сила. Иногда некоторые депутаты, комментируя сложившийся конфликт, улыбаются, мол, ну вы же понимаете, это политика… А я им отвечаю - нет, не понимаю, есть право и есть его нарушение. Аполитичность - одна из основ нашей работы. Так что все предложения о вступлении в партию я отклоняю, сколько ни агитируют. Говорю: "Ну а что, если я какое-либо действие вашей партии оценю как незаконное?.." - сразу вопрос снимается. Зато в сентябре 2013 года меня приняли в члены Европейского Института омбудсменов. Теперь я регулярно получаю свежую информацию о том, как работают коллеги в Европе, и стараюсь применять их подходы в своей практике.

Свежий пример - вы проверили военный учебный центр в Острогожске, где в январе была вспышка ОРВИ и пневмонии, сформулировали рекомендации для минобороны. А ведомство обязано к ним прислушиваться?

Татьяна Зражевская: Нет. Правда, военная часть произвела на меня очень благоприятное впечатление в сравнении с тем, что мы видели в 2011 году (когда там также была вспышка пневмонии). Многие недостатки, на которые мы указали тогда, устранены. Однако в целом отношения региональных омбудсменов с федеральными структурами законодательно не регламентированы, нет у нас ФЗ, регулирующего основы деятельности уполномоченных по правам человека в субъекте России. Если статус уполномоченного по правам человека в РФ урегулирован федеральным конституционным законом - то он и работает.

А моя сфера влияния определена законом Воронежской области, который действует только в отношении органов госвласти субъекта и муниципальных органов. Но на территории Воронежской области еще около 40 федеральных служб (МВД, СК, ФМС, ФСИН, судебные приставы…), с работой которых связана едва ли не половина жалоб, которые к нам поступают. У нас с этими службами заключены соглашения о взаимодействии, но - благодаря доброй воле руководителей. Они мои бывшие студенты, из уважения оказывают содействие. И все-таки отношения по защите прав человека должны строиться на законе.

Владимир Петрович Лукин по личной инициативе дважды в год приглашал для встречи с региональными омбудсменами первых лиц исполнительных органов государственной власти: (министров). Мы задавали злободневные вопросы - но, опять же, абсолютно не на правовой основе. И если чиновник говорить не хочет, если нигде не прописана его обязанность хотя бы на письма мне отвечать, ничего с ним не поделать. Журналистам это хорошо известно. Недавно на встрече с главой ФМС Константином Ромодановским ваша коллега, правозащитница Лидия Графова задала вопрос о программе добровольного переселения соотечественников: почему, когда русские возвращаются к нам с такими огромными трудностями, государство предпочитает поддерживать не их, а трудовых мигрантов - обучать языку, культуре… Об этом писала Ромодановскому и Графова, и уполномоченные по правам человека - но он вновь ушел от ответа.

Какие нарушения прав человека в 2013 году были наиболее значительными?

Татьяна Зражевская: Обращений было примерно столько же, сколько и в 2012-м, - около тысячи. Резонансные ситуации единичны: протест горожан против развития военного аэродрома "Балтимор" в черте Воронежа, беспорядки в Новохоперском районе в связи с планами по добыче никеля, массовая заболеваемость и смерть солдата в Острогожске. Больше всего жалоб - о нарушении социальных прав. И лидер среди них - право на жилище. В 2013-м поступило 209 таких обращений - пятая часть всех жалоб! Наиболее остра проблема с переселением граждан из аварийных домов. Если помещение признано непригодным для проживания, людям должны предоставляться квартиры по договорам соцнайма вне очереди. Но органы местного самоуправления зачастую не могут этого сделать: денег нет, стоимость "квадрата" завышена, муниципальное жилье не строится. До конца 2013 года планировалось переселить из ветхого жилья 754 человека, по факту переехало 324. Причем квартиры выдают бессистемно - тем, кто больше всех "прессует" власть. В ближайшее время мы обсудим эту тему с мэром Воронежа. Вопиющая ситуация в Борисоглебске: переселенцы вложили деньги в кооператив, который заложил семь домов и заморозил строительство - спорит с администрацией города о том, какую часть квартир отдать. А 20 семей тем временем живет в "бочках". Ищем решение - зачем семь-то домов достраивать, одного хватит.

В сфере ЖКХ мы рассматривали крупное нарушение, связанное с предоставлением денежных компенсаций за отопление жилья. Определенным категориям населения (участникам и инвалидам войны, ветеранам труда) это гарантировано федеральным и областным законодательством. Когда люди по рекомендации региональных властей перешли на оплату данной услуги в течение отопительного сезона, сумма в ежемесячной квитанции выросла вдвое. А размер компенсации остался прежним. Выдавать ее стали тоже только в холодный период. Получилось, что расходы гражданам возмещают не на 50 процентов, как положено, а на 10-30. И уже два года "лишние" федеральные деньги, перечисленные для льготников, отправляют назад. Для меня это нонсенс. Мы провели несколько совещаний, обратились к губернатору - наконец, готовятся изменения законодательства, которые, надеюсь, восстановят нарушенные права граждан.

Пока не найдено решение в вопросе о предоставлении льготникам санаторных путевок. Государство гарантирует гражданину реализацию этого права в течение календарного года. Люди ждут, потом узнают, что путевка им "не светит": из-за слабого финансирования удовлетворяется лишь около 15 процентов заявок, и реально человек может рассчитывать на бесплатную поездку в санаторий раз в два-три года. "Тогда дайте нам денежную компенсацию", - говорят льготники. Ан нет, поезд ушел, надо было год назад соглашаться на монетизацию. Так, может, поставите в очередь на предоставление путевки через год, но чтоб наверняка? И этого нельзя. Мы обратились в прокуратуру - ведь идет обман населения, люди, выбирая льготу, не получают ее. Определение Верховного суда России гласит: если произошла просрочка в предоставлении меры соцподдержки, права на ее получение человек не теряет. Но если вам в предоставлении путевки отказали, обжаловать это решение органа власти можно только в суде. А тут по стране практика различна. В большинстве регионов суды встают на сторону граждан, но в Воронежской области такие решения мне неизвестны.

Еще одни важный момент - нарушение права на свободу передвижения и выбор места жительства. Иностранцы и лица без гражданства, подлежащие депортации или принудительному выдворению из России, проводят до шести-восьми месяцев в ожидании исполнения административного наказания…

...в изоляторах временного содержания и тюрьмах.

Татьяна Зражевская: Да, сейчас мигрантов хотя бы стали содержать отдельно от лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Но бывает, что у таких людей нет самого элементарного - носков, зубной щетки с пастой. В чем забрали, в том и сидят. Вдобавок не говорят и не понимают по-русски. В какую страну выслать человека, который неизвестно как сюда попал и говорит на каком-то непонятном языке? Недавно представители УФМС, УФСИН и областной национальной палаты договорились хотя бы о том, чтобы диаспорам сразу сообщали, где сидят их земляки. Пусть они выделят таким мигрантам переводчика, вещами снабдят, помогут позвонить на Родину, чтобы оформить документы. А то ведь на официальные запросы из России власти "страны исхода" зачастую не отвечают - они не заинтересованы в том, чтобы эти люди к ним возвращались. Допускаю, что тут "палка о двух концах", диаспоры тоже могут быть как-то "завязаны" с незаконной миграцией. Но в любом случае мы не должны нарушать права человека. Поэтому было наконец-то решено создать центр временного содержания для мигрантов в селе Старая Ведуга Семилукского района, выделены федеральные средства. Местные жители выражали некоторое неприятие, но, надеюсь, было достаточно разъяснений: здание будет ограждено, никто их покой не нарушит.

Удовлетворяется лишь 15 процентов заявок на санаторные путевки льготникам

Приходят к нам, конечно, и с вопросами, в которых я помочь бессильна. Люди прошли все судебные инстанции, писали президенту, везде получили отказ, я тоже говорю - шансов нет. Но человек благодарит: "Вы меня послушали". Наверное, это тоже наша функция…

По нашумевшей "никелевой" теме какова ваша позиция?

Татьяна Зражевская: Сложный вопрос. Прежде всего, разработка месторождений - вопрос федерального уровня. В Конституции РФ (статьи 71 и 72) четко разграничены исключительные и совместные предметы ведения Российской Федерации и ее субъектов. Поэтому было отказано в проведении регионального референдума. Идет изучение недр, окончательное решение не принято, даже нет проекта для экологической экспертизы. Так что сейчас оснований для реагирования у нас нет. Считаю, что здесь должны сказать свое слово специалисты. А вот гражданское общество должно держать этот вопрос под контролем, поэтому мы вошли в общественный совет при облдуме.

То же самое с аэродромом "Балтимор". Определять, где он должен находиться, - компетенция минобороны. Меня привлекали в качестве третьего лица к рассмотрению иска о переносе этого военного объекта, который мешает жителям прилегающих микрорайонов. Я сделала заключение: аэродром появился не вчера, претензии надо предъявлять не министерству, а тем, кто выделял землю под застройку. В гражданском порядке оспаривайте это незаконное решение, требуйте возмещения ущерба, пусть дают аналогичные участки в другом месте. А переводить тяжелые самолеты на учебный аэродром ДОСААФ, как предлагала инициативная группа, смешно. Впрочем, сейчас на время реконструкции "Балтимора" бомбардировщики передислоцировали в другое место, где к летчикам относятся доброжелательно.

А по поводу отчуждения дачных участков в зоне магистрального газопровода в районе Шилово к вам не обращались? Дома стоят давно, вдруг заговорили о сносе…

Татьяна Зражевская: По Шилово жалоб не было. Одна женщина приходила с похожей проблемой: ей участок оставили, но запретили там что-либо строить из-за газопровода. Посмотрели документы, выяснили, что строить можно. Но вообще надо иметь в виду, что в Конституции есть статья 35 (часть 3), которая предусматривает возможность принудительного отчуждения имущества для государственных нужд. Оно может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. И если есть нужда проложить трубу там, где у меня всю жизнь стояла дача, государство вправе изъять участок, возместив мне ущерб.

С какими органами власти труднее всего взаимодействовать?

Татьяна Зражевская: Почему-то с администрацией Воронежа. В декабре 2013 года мы встречались с мэром по двум вопросам. Во-первых, наступили холода, а помещения для обогрева бездомных открыть было нельзя - у чиновников была инструкция, что это надо делать начиная с минус 20. Мы выяснили, сколько в прошлом году по области захоронили людей без документов, которые умерли от переохлаждения. Запросили рекомендации в облздраве - уже при плюс 10 человек может замерзнуть до смерти. Слава Богу, на время морозов с помощью МЧС открыли бомбоубежище возле вокзала. А второй вопрос так и не снят. Дом прав человека "выселяют" из здания на Цюрупы, 34.

Пока в регионе не было государственного омбудсмена, ребята из межрегиональной правозащитной группы эту функцию на себя взяли. Владимир Лукин в свое время дал им статус своей общественной приемной. И они, например, через Страсбургский суд добились выплаты компенсаций военным. Эти правозащитники честно помогали воронежцам: кто-то на энтузиазме, кто-то за деньги. Правозащитников много не бывает. И вот им повысили арендную плату, выставили счета на неподъемную сумму. Я выступила в их защиту - тут уж и меня стали в интернете "полоскать", мол, раз я поддерживаю этого Юрова, значит, поддерживаю ЛГБТ. С вопросом Дома прав человека обратилась к губернатору. Вроде все согласовали - а им опять приходит сообщение с просьбой освободить помещение. Ребята международные связи задействовали, теперь пачки воззваний и мне, и всем уровням власти области пришли из правозащитных организаций разных государств, вплоть до Тринидада и Тобаго… Еще пример - просила приглашать меня на городские заседания по вопросам ЖКХ. Читаю в Интернете - прошло совещание, но нас опять предварительно не информировали. Думаю, что позвонить было бы не трудно.

Вы работу в Воронежском университете не оставили, готовите новых правозащитников?

Татьяна Зражевская: Летом у нас на юрфаке был первый выпуск магистров по программе "Защита прав человека". Она рассчитана на людей с любым высшим образованием. Сейчас нам дали и бюджетные места. Аналогичная магистерская программа (только с уклоном в международное право) запущена по инициативе ООН в Высшей школе экономики, РУДН и МГИМО. Сейчас прорабатываем формы сотрудничества с Комитетом ООН по правам человека с учетом региональной специфики. Специализация на защите прав какого-нибудь африканского народа для нас пока неактуальна, но есть смысл знать, как действуют международные структуры типа Страсбургского суда, куда обращаются, если исчерпаны все возможности в пределах родной страны. Как омбудсмен привлекаю студентов-волонтеров - на приеме сидят, помогают гражданам жалобы писать, а они возмущаются: "Надо же, как несправедливо, в книжках не так!"

У вас самой бывают такие неприятные открытия?

Татьяна Зражевская: Как-то раз пришла в селе на прием женщина с двумя малышами, в слезах: муж выгнал, по решению суда они должны в течение двух месяцев освободить дом. Я в недоумении: она бывшая жена, ладно, а дети-то? Уполномоченный по правам ребенка Ирина Попова тихо так говорит: "Семейный кодекс". Я не верю - без органов опеки и прокурора выселить ребенка нельзя стопроцентно… А оказалось, что по новому кодексу: муж - владелец дома, дети - бывшие члены семьи нанимателя. Между правом собственника и обязанностью родителя закон отдает предпочтение первому. Если мы сравним Градостроительный и Жилищный кодекс - противоречий море. Про земельные отношения вообще молчу.

Но чаще сталкиваешься не с коллизиями, а с нежеланием людей бороться за свои права. В советское время привыкли - написал в партком или в газету, все тебе быстро решили. А сейчас надо уяснить, что если твое право кто-то нарушает, то придется заявлять об этом в установленном законом порядке. По Конституции ты имеешь право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45), а также право обратиться для своей защиты к госорганам и общественным организациям. А у нас возмущение часто не идет дальше разговоров. Приносят мне на прием пачку квитанций - посмотрите, мол. Уточняю, какая управляющая компания, кто с ней заключал договор. Ответ: "Да я не знаю". Вам шлют счета, берут с вас деньги, и вы даже не интересуетесь, на каком основании. Сколько случаев в Воронеже было, когда жильцам приходили квитанции сразу от двух УК? И люди платили. Стоит завести речь о том, что для смены плохой управляющей компании надо провести общее собрание, протоколы голосования составить (у меня даже памятки для граждан лежат на эту тему), как заявитель машет на все рукой. Но это же его обязанность как собственника жилья!

Иногда говорят: "Я имею право!" - не учитывая, что для его реализации есть определенный порядок, процедуры. Была жалоба: женщина решила посреди года отказаться от натуральных льгот и получить выплату. Приходил фермер - я, говорит, заплатил долги за колхоз и получил за это его земли, а теперь суд такой сделки не признает, незаконно. А где решение общего собрания пайщиков, документы?.. В споры между гражданами омбудсмен вообще не встревает, они рассматриваются только в судебном порядке и обжалуются в вышестоящий суд. Мне тут остается только пропагандировать право каждого отстаивать свои права. 

Ключевой вопрос

Какие еще общие для региональных омбудсменов проблемы можно выделить?

Татьяна Зражевская: Сегодня такие должности вводят во многом импульсивно. Пришли к президенту представители какой-то социальной группы, попросили о помощи - пожалуйста, пусть будет уполномоченный по правам инвалидов, детей, бизнесменов… В Швеции, где институт омбудсменов существует 200 лет, их всего четверо: при короле, парламенте, по работе с вооруженными силами и по контролю над судами (причем такой уполномоченный может даже возбуждать уголовные дела в отношении судей, которые, с его точки зрения, приняли неправомерное решение). Каждое явление мы должны понимать в системе права. Не может быть права ребенка без обязанности отца его воспитывать. Не может быть права инвалидов без обязанности государства его обеспечивать. На федеральном уровне правовой базы для работы каких бы то ни было уполномоченных в регионах нет. Но мы на местах, конечно, пытаемся просто сами работать в связке. Скажем, выезжаем на прием в районы области вместе с уполномоченным по правам ребенка Ириной Поповой, потому что человеку бывает сложно определить, по какому "разряду" его проблема проходит. Бизнес-омбудсмен может быть третьим… Именно на таком стыке с практикой становится ясно, что и где изменить. Вот в Пензе реализуют идею, которую мы в Институте регионального законодательства обосновывали лет 15 назад: чем дальше от областного центра, тем меньше должны быть налоги. Пензенский бизнесмен получил уже кредит под пять процентов годовых на 25 лет, построил кирпичный завод и полон энтузиазма.

 

Яндекс.Метрика