г. Воронеж, ул. Пушкинская, 12

(473) 276-63-64

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В 2018 году отмечается 70-летие принятия ООН Всеобщей декларации прав человека

 

II место в номинации "Любительская работа" 2016 г. - историк-краевед Платонов Валерий

 

Право на место в родной земле

         Для большинства наших сограждан из всех прав, которые охраняет Конституция и законы Российской Федерации, наиболее употребимы право на жизнь, жилище, образование, медицинское и пенсионное обеспечение, на свободу вероисповеданий и собственность. Но, в годину тяжелых испытаний, когда безжалостный и циничный враг вторгается в пределы Отечества, круша и уничтожая все на своем пути, перед гражданами встает и право, и обязанность встать на защиту своей земли и собственного дома. Так было в Великую Отечественную войну.

         Выжившие в самой кровавой из мировых войн защитники Отечества имеют право на общественное уважение, а павшие на память благодарных потомков или, по меньшей мере, на достойное захоронение.

     Но такое, казалось бы, естественное и справедливое во всех отношениях посмертное право реализовано бывает далеко не всегда. В «Книге Памяти» Эртильского района занесены имена 8520 погибших, но почти у половины из них вместо даты гибели и места захоронения записано «пропал без вести». Разве это справедливо? Разве государство не должно заботиться о конкретной, индивидуальной памяти о каждом своем защитнике? Разве родственники и близкие могут быть лишены права поминать убиенного и бывать на месте его упокоения?

         Последняя война была слишком безжалостной. Счет жертв шел на десятки миллионов, а география людских страданий и потерь захватила большую часть Европы и не только. И как при таком разгуле смертей найти, учесть и предать земле всех? Это просто не реально, не возможно. Но и мириться с этим тоже нельзя. Бои еще не окончились, а родные погибших обращались в разные инстанции, писали и приезжали на места сражений, опрашивали вернувшихся, отслеживали кадры военной хроники в надежде выяснить, в какой земле покоится прах солдата и в какую сторону слать душеспасительную молитву. В послевоенное время широко развилось поисковое движение школьников, а в наши дни в стране и за ее пределами действуют сотни поисковых отрядов добровольцев. Эти люди осознают: у каждого есть право на память, которое обретается самим фактом гибели за свое Отечество, «за други Своя».

         В октябре 2013 года в церемонии перезахоронения своего отца Николая Федоровича Кулешова участвовал его единственный сын Николай Николаевич Кулешов. Отец ушел на фронт из поселка Веселовка, когда его супруга носила под сердцем ребенка. Сын вырос добрым и честным, был отмечен за добросовестный труд орденами. Он жил с несбыточной мечтой найти последний приют отца. Поисковики из украинского Славянска отыскали останки того, кто дрался за их хаты и сообщили об этом на родину погибшего. Николай Николаевич с небольшой делегацией из Эртиля побывал на церемонии перезахоронения, стоял у гроба с останками отца, ему показали и место его гибели его. Спустя 70 лет состоялась эта долгожданная встреча.

         Зимой 2015 года в Эртиль на могилу своего отца Мугалима Султанова, умершего от ран в тыловом госпитале, приезжал его единственный сын Аманжан Мугалимов. Он не спал трое суток подряд, проделал без остановки путь в 1300 километров от далекого казахского города Атырау и очень волновался. Ему самому было уже 72 года и сколько помнит себя, он мечтал об этой встрече, часто мысленно представляя, как она произойдет. Для «восточного» человека отыскать место упокоения предка особенно важно. Поиск оказался слишком долгим, но увенчался трепетной встречей в Эртиле. На могиле отца Аманжан помолился по своему обычаю, высыпал песок казахской степи и сквозь светлые слезы произнес: «Здравствуй, отец! Я нашел тебя».

         Поиск павших за Родину продолжается. Иногда он оканчивается установлением и места, и имени. Всплывают и картины трагического прошлого. Одной из таких историй уже 75 лет.

         Летом 1941 года по инициативе областного комитета ВКП(б) в Воронеже формировался коммунистический полк. Сбор добровольцев и их запись происходили в августе в «Первомайском» саду. На этом месте установлен памятный знак с указанием воинского пути легендарного полка. В его состав набрали рабочих, студентов и служащих от 18 лет и старше. По некоторым сведениям в полку, большинство которого составляли коммунисты, находилось 3345 бойцов. Полку присвоили номер 1098 и влили в состав 100-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал И.Н.Руссинов. Рядовым бойцом 1-го батальона стал уроженец нашего села Большая Добринка Федор Филиппович Кряквин. После ускоренного обучения стрельбе и рытью окопов 16 сентября 1941 года полк погрузили в эшелоны на станции Сомово и отправили к месту оборонительных боев, которые Красная Армия вела в Сумской области Украины. Обстановка здесь складывалась критическая. Недостаточный военный опыт и бои в условиях окружения вели к большим потерям.

         Боевое крещение Воронежский коммунистический полк получил в бою между селом Липовая Долина и деревней Сакуниха Недригайловского района. 21 сентября 1941 года бойцы получили приказ задержать немецкое наступление у Сакунихи, чтобы дать возможность отойти нашим частям за реки Хороль и Псел. За три дня ожесточенных боев воронежский полк потерял треть своего состава, но его бойцы проявили себя истинными героями.  

         В условиях отступления, когда занятая врагом территория длительное время находится под оккупантами, похоронить бойцов с почестями не было возможности. Большинство павших солдат местные жители наскоро собрали в братские захоронения. О многих из этих ям со временем забыли, но об одном захоронении, которое находилось на огороде, помнила всю жизнь хозяйка дома. Куда только не обращалась она с просьбой о перезахоронении, кого только не просила еще с советских времен, но все тщетно. Односельчане говорили ей: «Да разве их всех соберешь»?

        На братской Украине в последние годы упорно стремятся переписать свое прошлое, хотят забыть о жертвах войны, о тех, кто отдали свои жизни за право быть свободными. Даже георгиевские ленточки объявили символом русской оккупации. Но так хотят те, кто сегодня у руля неправедной киевской власти, а на местах обычные люди не только русские, но и украинцы продолжают чтить память павших, содержат в порядке обелиски и братские захоронения воинов. Так, по крайней мере, в той же Сакунихе, где сейчас проживает около 400 жителей.

        Директор Недригайловского краеведческого музея попросил поисковиков из отряда «Днепр» предпринять поиски бойцов, те откликнулись и жарким июнем этого года за пару дней раскопок при помощи местных жителей подняли 28 останков. При этом удалось отыскать 9 смертных медальонов, 2 солдатских портмоне с бумагами, части военной аммуниции и оружия. Три капсулы оказались с вкладышами, которые позволяли идентифицировать тех, кто их заполняли. Гуров Алексей Иванович, 1900 года рождения и Чекмарев Леонтий Алексеевич, 1900 года рождения, были призваны с территории Хохольского района нашей области. В том же месте вместе с медальоном нашли и останки Федора Филипповича Кряквина.

        Солдатский век нашего земляка сложился коротким. На родине в колхозе «Новая жизнь» его продолжали ждать супруга Надежда Степановна с малыми детьми. Но позже пришло стандартное извещение о том, что рядовой Федор Кряквин пропал без вести. Были поиски, устные и письменные обращения в военкомат и подольский архив министерства обороны, но все напрасно. Осталось лишь единственное довоенное фото.

        О найденном герое теперь знают. В Эртиле проживает сын погибшего и внучка, а в Воронеже еще одна внучка и правнуки. Украинские поисковики сообщили родственникам Федора Кряквина о том, что дальнейшую судьбу найденных останков должны решать местные и сумские власти. Желание родных перевезти останки в Эртиль поддерживает российский консул на Украине, ведутся длительные телефонные переговоры, но вопрос так и остается открытым. Найденный воин все никак не может вернуться на Родину, чтобы обрести покой по православному чину в родном черноземе. Естественное право человека упокоиться там, где его ждут, где будут оплакивать и поминать пока не исполнено. Не исполнено уже 75 лет, но разве это справедливо?

Яндекс.Метрика